Люблино во владении Н.А. Дурасова.

Переход этого имения к своему самому известному владельцу отставному бригадиру Николаю Алексеевичу Дурасову (1760-1818), безусловно, произошел при Урусовых. Их любимая дочь Софья (умерла 1801) вышла замуж за барона А.С. Строганова, родственника тогдашней владелицы Кузьминок княгини А.А. Голицыной. Возможно, после ее смерти княгиня А.А. Урусова решила расстаться с Люблино, где все напоминало ей о дочери. Во всяком случае, около 1800 г. Люблино действительно досталось Н.А. Дурасову, который был несметно богат. От матери Степаниды Ивановны, урожденной Мясниковой, он получил в наследство огромное состояние, дававшее ему возможность жить так, как ему хотелось. За это и Н.А. Дурасов, и его ближайшие родственники Мельгуновы и Козицкие получили прозвище “евангельских богачей”. С ними находились также в родстве многие известные дворянские фамилии: князья Белосельские-Белозерские, графы Толстые, Пашковы, Бекетовы, Бибиковы и др., которым также досталось состояние известных сибирских купцов Мясниковых (Твердышевых).

Огромные средства, которыми располагал владелец, позволили ему в кратчайшие сроки обустроить усадьбу по собственному вкусу. Считается, что уже в 1801 г. был сооружен новый господский дом в стиле зрелого классицизма, имеющий план в форме равноконечного креста с кругом посредине. Прямоугольным залам первого этажа, объединенным круглым центральным залом, вторят меньшие по размерам помещения второго этажа, сгруппированные вокруг верхнего купольного зала. Крестообразно расположенные объемы соединяются межу собой дугами красивой ионической двухрядной колоннады, которая придает постройке круглую форму. Такая необычная композиция породила легенду: якобы дом построен в виде ордена святой Анны, которым очень гордился его хозяин. Однако реальных доказательств этому нет, как, впрочем, и документа, подтверждающего награждение Н.А. Дурасова этим орденом. Утраты текста в его формуляре, хранящемся в Центральном историческом архиве г. Москвы, не дают возможности утвердительно ответить на этот вопрос. Однако возможно, что такой орден у Н.А. Дурасова все-таки был, его воинское звание бригадир вполне позволяло иметь такую награду. Однако для истории Люблино абсолютно непринципиально, какие орденские звезды были у этого владельца имения. Предание про «дом-орден», названное искусствоведом А.Н. Гречем предположением “…полуанекдотического характера…”, интересно само по себе как пример наивного народного объяснения того, каким образом могла появиться постройка, отличавшаяся от принятого в то время стандарта для загородных помещичьих домов. Добавим, что и возникло оно не при Н.А. Дурасове, а при последующих владельцах Люблино, превративших имение в популярное дачное место. Со временем забавная сказка попала в путеводители по Подмосковью и стала кочевать из одной книжки в другую наряду с подобными милыми историями, вроде апокрифического рассказа о том, как архитектор В.И.Баженов с горя повесился в парке усадьбы Царицыно, когда Екатерина II приказала снести дворец, сооруженный по его проекту.

Вилла Ротонда
Вилла Ротонда

Как справедливо указывал А.Н. Греч, формы господского дома в Люблино, также как и некоторых других подобных построек, восходят к вилле Ротонда гениального итальянца Андреа Палладио, прекрасно известной как иностранным архитекторам, работавшим в России, так и российским зодчим. Но это замечание общего характера. Более реальный прототип Люблино можно увидеть на одном из проектов “знаменитого Неффоржа” - теоретика французского классицизма Жана-Франсуа Неффоржа. Это так называемый “Проект центрического сооружения”, датированный 1757-1778 гг. Разумеется, при своем воплощении он был существенно переработан, однако основная идея Ж. Неффоржа, выразившаяся в создании оригинального центрического особняка, была сохранена. Есть основания считать, что в основе именно такой композиции лежит масонская символика. Стоит отметить, что альбомы с проектами Ж. Неффоржа в свое время были достаточно популярны как в Европе, так и в России.

Многоплановость объемов люблинского дома создает свой особый пластический колорит, усиливая художественное воздействие архитектурных форм. Небольшие, но великолепные уютные залы господского дома, изумляющие подлинной красотой и спокойным величием, созданы на основе синтеза архитектуры, живописи и скульптурно-пластического декора. Парадные интерьеры первого этажа расписаны в стиле “гризайль” живописными панно на темы из древнегреческой мифологии. На потолке столовой помещена большая фреска “Пир Вакха на Наксосе”, выдержанная в жизнерадостном колорите, в котором умело сочетаются темные и светлые тона зеленого, желтого и голубого. Она перекликается по тематике с гипсовыми барельефами на стенах: «Жертвоприношение» (юго-восточная часть здания), «Обряд посвящения девочек Афродите» (Юго-Западная часть здания) и «Поклонение Дионису-младенцу» (северо-западная и северо-восточная части здания). В простенках круглого зала размещены четыре панно: “Аполлон Кифаред”, “Аполлон на колеснице”, “Поклонение Амуру” и “Жертвоприношение”.

Источники:
Е.М. Юхименко. Люблино прекрасное, Люблино милое. Москва, 2005.
http://hist-usadba.narod.ru/
http://lubli.ru/
http://www.teleinform.ru/
http://ru.wikipedia.org/

<< Назад  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  Вперёд >>