В торжественных случаях, когда в усадьбе специально устраивались праздники, и угощение и обстановка принимали еще более роскошный характер. Англичанка мисс Кэтрин Вильмот, попавшая в Люблино на праздник, устроенный в честь княгини Е.Р.Дашковой 4 октября 1806 г., пришла в восторг как от усадьбы Н.А. Дурасова, так и его крепостного театра. “А если б ты видела райский уголок, в котором он живет! — восторжено писала она в Англию своей сестре Гарриет. — Его жилище — мраморный дворец с колоннадой, опоясывающей первый этаж, за исключением центральной части, которая поднимается высоким куполом и служит банкетным залом. Своды покрыты великолепной росписью — Амуры и Грации, Аполлон и Музы, Аврора и Оры [спутницы Авроры].

Все гости собрались на открытой колоннаде — мраморные ступеньки покрыты благоухающим ковром из арабского и персидского жасмина, гвоздики, роз, герани. Ступени ведут к затененной деревьями лужайке у края воды. С этого восхитительного места можно увидеть кущи деревьев и поляны, рощи и озера, долины и холмы, раскинутые тут и там, а завершают картину блестящие купола Москвы, сияющие азиатской роскошью. Не буду повторяться насчет великолепия стола, все было, как в волшебном дворце. Но невысокого Дурасова скорее можно принять за карлика, а не за рыцаря — владельца такого изумительного поместья. После обеда мы прогуливались, а вечером все снова собрались на театральном представлении. В перерыве между пьесой и фарсом был балет. Хозяин почтительнейше извинялся за “убожество того, что мы видим”, объясняя это занятостью людей на уборке урожая. На самом деле здание театра было роскошным, а представление очень хорошим. Каждые полчаса публику обносили подносами с фруктами, сладостями, мороженым, лимонадом, чаем и другими напитками; воскуривали благовония”.

В отличие от многих подмосковных усадеб, в том числе Кузьминок, Люблино не так уж сильно пострадало во время Отечественной войны 1812 г. Объясняется это довольно просто. Масштабы запасенной Н.А. Дурасовым провизии привлекли внимание высшего французского начальства. Один из русских агентов, оставшихся в оккупированной Москве, в своем донесении отмечал: "Недостаток в пище столь велик в самом городе, что едят ворон и галок. В Люблино, у г-на Дурасова, живет один французский генерал и пользуется найденными там припасами, вином. Три приятеля у него обедали. Как скоро узнали в Москве, что в Люблино хорош стол, то все стали туда ездить обедать; и 29-го числа [сентября] было за столом человек 40 одних генералов". Разумеется, там, где постоянно развлекалось начальство, всегда соблюдался относительный порядок, поэтому после войны Люблино оказалось возможным восстановить достаточно быстро. Недаром один из постоянных гостей Н.А. Дурасова А.Ф. Воейков, уже в 1816 г. воспел очаровавшую его усадьбу в стихах:

“Люблино милое, где легкий, светлый дом,
Любуется собой над серебряным прудом”.

Одним из последних праздников, устроенных Н.А. Дурасовым в Люблино, оказался торжественный прием 23 мая 1818 г. в честь императрицы Марии Федоровны - вдовы Павла I. Осмотрев оранжерею, она выбрала для себя некоторые растения и, похвалив садовника, пожаловала ему подарок. Впоследствии в память о приезде императрицы один из залов господского дома был украшен ее бронзовым бюстом работы скульптора Гишара. На пьедестале бюста была помещена следующая надпись: “В память посещения Люблина императрицей Марией Федоровной. Майя, 23 дня 1818 года”. Уже в июне того же года хлебосольный владелец Люблина скончался. “Добрый был человек. Весь город жалеет о смерти его… Переводится порода бригадирская, а не воскрешать же Екатерину Великую, чтобы пожаловать новых”, — писал об этом событии московский почт-директор А.Я. Булгаков поэту П.А. Вяземскому.

Источники:
Е.М. Юхименко. Люблино прекрасное, Люблино милое. Москва, 2005.
http://hist-usadba.narod.ru/
http://lubli.ru/
http://www.teleinform.ru/
http://ru.wikipedia.org/

<< Назад  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  Вперёд >>