Биограф писателя Л. Гроссман отмечал, что “В Люблине Достоевский пережил еще одно большое душевное событие, быть может, единственное в его жизнии - глубокую, чистую духовную любовь. Такое высокопоэтическое чувство он питал к своей племяннице, двадцатилетней Сонечке… Это была старшая дочь в семье, воспринявшая от своего отца – врача и педагога – драгоценные черты его характера, столь горячо признанные Достоевским: “У этого человека долг и убеждение были во всем прежде всего”.

Курская железная дорога
Курская железная дорога
Станция "Люблино"
Станция "Люблино"
Сохранившаяся часть аллеи
Сохранившаяся часть аллеи
Купальни у берега Люблинского пруда
Купальни у берега Люблинского пруда
Купальни у берега Люблинского пруда

Впоследствии впечатления Достоевского от жизни в Люблино нашли отражение в его произведении “Вечный муж” при описании посещения героями семейства Захлебиных, а некоторые “странности” племянника писателя А.П. Карепина нашли свое воплощение в чертах одного из центральных героев повести – Трусоцкого.

Помимо дач, ансамбль Люблино дополнила гармонировавшая с ними деревянная одноглавая церковь Петра и Павла, выполненная в русском стиле по проекту архитектора Н.А. Шохина. К.Н. Голофтеев и П.Н. Рахманов присмотрели её на Политехнической выставке, устроенной в 1872 году в Александровском саду Московского кремля, где помимо прочего экспонировались возможные образцы типовых загородных построек. В 1873 г. церковь была перевезена в Люблино и собрана восточнее господского дома. Есть основания предполагать, что при этом к ней была прирублена трапезная со звонницей. Однако дом священника в Люблино так и не появился, так как церковь считалась не самостоятельной, а приписной к церкви в Кузьминках. Нужно отметить, что национальные мотивы широко использовались и в архитектуре люблинских дач. Примерно в то же время после смерти П.Н. Рахманина К.Н. Голофтеев стал единственным владельцем Люблино.

Сооружение Московско-Курской железной дороги способствовало развитию Люблино как дачной местности. Недалеко от усадьбы появилась одноименная ей железнодорожная станция, впоследствии переименованная в Люблино-Дачное. От станции к усадьбе была проложена аллея. Удобство сообщения с городом, прекрасный сосновый лес за дачами, купание в прудах со временем превратили Люблино в одно из популярнейших в то время мест летнего отдыха, в особенности для москвичей, занятых летом в городе. Поэтому, кроме дач, сдававшихся непосредственно в усадьбе, рядом с нею был основан дачный поселок, получивший название Новый.

Между железной дорогой и Москвой-рекой образовался Китаевский поселок, названный по фамилии владельцев земли, в котором были и общество благоустройства, и ресторан, и почта. В советское время его переименовали в Кухмистерский в память Ефима Кухмистерова, председателя московского профсоюза железнодорожников.

Как и в Кузьминках, дачная жизнь в Люблино была тихая и спокойная. Специальных увеселений не было, за исключением очень редких танцевальных вечеров в особо устроенном павильоне. Позже у станции появился театр, в котором местные актёры-любители, а иногда и заезжие профессионалы развлекали публику спектаклями, концертами и балами. Однако не все дачные сезоны бывали удачными. Вот как, например, описано дачное лето в Люблино в 1882 г. в газете «Московские ведомости»: «Настоящий летний сезон, несмотря на прекрасное местоположение и удобство дачных помещений, привлек не особенно много нанимателей, так что даже прекрасно устроенные дачи купца К. Голофтеева, которых здесь около семидесяти, и то не все заняты. Дома, которые прежде бывали заняты одним семейством, в настоящее время вмещают в себя по нескольку семейств, что можно, пожалуй, отчасти отнести к всеобщему безденежью. Прекрасная роща, среди которой помещаются почти все дачи, по вечерам наполняется гуляющей публикой, так как это единственное в настоящее время развлечение. Театр, в котором в былые годы устраивались спектакли и танцевальные вечера, пустует; и будут ли двери сего храма Мельпомены открыты в текущий сезон - неизвестно; дачники, по-видимому, как то апатично к этому относятся. Есть здесь прекрасные купальни, устроенные у берега Люблинского пруда, над горой, против дачи г. Голофтеева [т.е. господского дома], но одно только неудобно, что общественных купален нет, а отдельные находятся каждая в пользовании пяти-шести семейств, так что нельзя располагать определенным временем и часто приходится дожидаться достаточно долго, когда купальня освободится».

Источники:
Е.М. Юхименко. Люблино прекрасное, Люблино милое. Москва, 2005.
http://hist-usadba.narod.ru/
http://lubli.ru/
http://www.teleinform.ru/
http://ru.wikipedia.org/

<< Назад  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  Вперёд >>